«потаённые суда»: как начиналась история подводного флота россии

Вооруженные до зубов лодки типа «Огайо»

Самая тяжеловооруженная субмарина в мире несет 24 баллистических ракетоносителя типа «Трайдент-2». Даже у «Акул» меньше, ведь они несут носители, аналогичные наземным. У «Огайо» они компактные, для подводных лодок.

Вместо них несколько лодок этого класса получили боезапас в 154 крылатые ракеты «Томагавк», которых хватит на целую локальную войну. Впрочем, боеголовок ракет одного «Огайо» хватило бы, чтобы стереть начисто небольшую страну.

Удивительно, но эта махина звучит «всего» на 102 дБ, то есть чуть громче раскатов грома. Для подводного судна это сущие пустяки, которые едва ли распознаваемы при максимальном погружении «Огайо» на 550 метров.

Создаваемая одновременно с «Акулой», «Огайо» оказалась намного перспективнее, дешевле и многофункциональнее. Судя по всему, это единственный подводный ракетоносец, умеющий и ракеты, и торпеды, и боевых пловцов, и глубоководные аппараты запускать.

Ходят упорные слухи, что одна или две лодки этого типа переоборудованы в подводные транспорты для перевозки грузов особо важного назначения. Которые обычным войскам и погранслужбам никогда не найти, не распознать

«Странные» лодки Хирохито

Идея «скрестить» надводный корабль-авианосец и подводную лодку, как это ни удивительно, тоже появилась в период Первой мировой. 

Япония одной из первых ухватилась за такую возможность. Если раньше базирующиеся на борту подводной лодки самолеты применяли лишь в целях разведки, то японцы мечтали о бомбардировках далеких и недосягаемых территорий. Так родилась идея снабдить «подводный» самолет парой бомб. Страна восходящего солнца даже испытала концепцию на практике. 

Первую субмарину с возможностью перевозки самолетов японцы построили уже к 1932 году. Подводная лодка I-5 проекта J-1M получила герметичный ангар, где мог помещаться маленький гидроплан. Обеспечить герметизацию щелей в большом люке ангара оказалось сложной инженерной задачей. Кран, который цеплял самолет, часто отказывал в условиях соленой морской воды. Самолет просто спускали на воду при помощи крана, а потом точно так же подбирали.

В 1935 году японский флот получил лодку – I-6 проекта J-2. Ангар увеличенного объема позволил разместить там гидросамолет Watanabe E9W. Он представлял собой биплан с двумя поплавками, оснащенный двигателем Hitachi Tempu II мощностью в 300 лошадиных сил, который вращал двухлопастный деревянный винт постоянного шага.

Самолет можно было легко собирать и разбирать прямо на палубе подводной лодки, что стало несомненным плюсом. 

Были слишком очевидны и недостатки лодок I-5 и I-6. Подготовка к старту и сам запуск требовали много времени и сил, что в условиях войны было чревато потоплением субмарины.

Так появился более удачный проект подводного авианосца J-3. Ангар субмарины вмещал уже два самолета, а для их взлета использовали катапульту и трамплин. 

Лодку I-7 спустили на воду в 1939 году, а немного позже достроили I-8. Незадолго до атаки на Перл-Харбор японский Военно-морской флот пополнила еще одна похожая субмарина – I-9 проекта A1, который включал в себя всего три подводные лодки, каждая из которых несла один гидросамолет.

Полученный японцами опыт позволил создать и первый по-настоящему массовый подводный авианосец в истории. Летом 1942 года японцы спустили на воду лодку I-15 проекта B1.

Важной отличительной особенностью более поздних японских лодок был возросший воздушный потенциал. 

В сентябре 1942 года самолет Yokosuka E14Y, доставленный лодкой I-25 типа B1, совершил налет на территорию штата Орегон, сбросив две 76-килограммовые зажигательные бомбы.

Предполагалось, что они спровоцируют пожары в лесных массивах с последующим ущербом для экономики. Но этого не случилось.

Зато субмарина I-25 вошла в историю: рейд Yokosuka E14Y стал единственным случаем бомбардировки континентальной части США с самолета за всю Вторую мировую.

Практически полное отсутствие у Японии тяжелых бомбардировщиков лишало страну возможности ковровых бомбардировок США, так что воздушные авианосцы стали единственной отдушиной. 

Настоящей же мини-революцией были японские субмарины типа I-400, первые из которых завершили в 1944-1945-х. Главное – в том, что каждая такая субмарина имела серьезную авиагруппу, включавшую до четырех бомбардировщиков Aichi M6A Seiran. В походном состоянии самолеты хранили в ангаре, который находился в рубке. Все оперение гидросамолетов складывалось так, чтобы не выходить за радиус воздушного винта. Для их запуска на лодках применяли стартовую катапульту и стартовые рельсы.

Несмотря на свои недоставки, бомбардировщики Aichi M6A Seiran появись они неожиданно, могли пустить на дно американский эсминец или фрегат, нанести серьезный урон крейсеру или авианосцу. 

В целом масштабы войны на Тихом океане были таковы, что подводные авианосцы не могли принести победу Стране восходящего солнца. Даже если бы их построили значительно большей серией. Максимум, на что можно было рассчитывать, — удачное проведение воздушной разведки.

История

Первые погружения

Первое погружение произошло 19 июня 1866 года — лодка погрузилась на глубину 1,82 метров (6 футов). Спускаться под воду никто не захотел и Александровский проделал это вдвоем с мастером завода Макферсона по имени Ватсон. Погружение длилось 20 минут, при всплытии из-за неправильных действий Ватсона (по неопытности он открыл клапан продувания больше, чем необходимо, и в цистерне было создано чрезмерное давление) произошел разрыв балластной цистерны. Через неделю повреждение исправили и Александровский вместе с механиком и несколькими машинистами совершил еще одно погружение.

В погружении 26 июня принял участие контр-адмирал А.А.Попов, которого Морской Технический Комитет назначил руководить испытаниями. Через несколько дней они вышли на Большой рейд и совершили ряд подводных маневров.

14 сентября на испытаниях присутствовал Александр II, спускавшийся, в том числе, внутрь лодки, а через несколько дней Высочайшим приказом Александровский был награжден орденом Владимира 4-й степени, зачислен в титулярные советники и принят на службу вольным механиком.

Испытания и модернизация

Подводная лодка Александровского.

В июне-августе 1866 года лодка совершала неоднократные погружения в Средней гавани и на Большом рейде Кронштадта. Испытания показали, что лодка легко погружается, всплывает и совершает различные маневры. На дальнейшее усовершенствование корабля Морское ведомство выделило 50 тысяч рублей. Испытания продолжались более трех лет.

В 1867 году непрочную латунную конструкцию в носовой части заменили медной. К лету 1868 года лодку удлинили до 36,5 метров, вместо одной цистерны установили 3: в носовой, центральной и кормовой части. Площадку входного люка оградили леером.

Летом 1870 года на корпусе лодки установили железную башенку высотой 182 см и диаметром 76 см, после чего лодку испытывали при сильном волнении в погруженном состоянии и с башенкой над горизонтом воды. Испытания были вполне успешны — лодка перемещалась в таком положении без малейшей качки.

Поздней осенью 1868 года был проведен эксперимент по длительному пребыванию (17 часов) на глубине 9,1 метр. Хотя давление внутри лодки поднялось на 0,5 атмосфер, экипаж перенес погружение благополучно.

Смотры

В 1869 году на высочайшем смотре в Транзунде лодка прошла более 640 метров на глубине 4,26 метров (накануне смотра на Транзундском рейде она произвела репетицию на погружение, подводный ход на 4-метровой глубине и всплытие), держа постоянную глубину — это можно было наблюдать по мачте-фут-штоку, который специально закрепили на подводной лодке.

В этом же году назначили комиссию, перед которой субмарина должна была пройти на глубине 4,57 метров расстояние в 2,8 км. Дистанция была пройдена, но лодка несколько раз всплывала и ударялась о дно — Александровский объяснил это тем, что под килем субмарины был недостаточный запас глубины.

Гибель

С целью выяснить, какое максимальное давление может выдержать корабль, 22 июня 1871 года лодку загерметизировали и без экипажа погрузили на глубину 25 метров. Через 30 минут по шлангам накачали воздух в прикрепленные к корпусу надувные понтоны и лодка всплыла. Никаких признаков течи не обнаружили. На следующий день контр-адмирал Стеценко приказал опустить лодку на глубину 30 метров. Корпус не выдержал давления, герметичность нарушилась и лодка затонула.

Поднять лодку сразу не удалось, поскольку понтоны не были рассчитаны на такую глубину. 7 сентября 1871 года ее удалось поднять на поверхность воды, после чего она снова затонула. В результате лодку поднимали в несколько этапов и, наконец, 18 мая 1873 года привели на буксире винтового корвета «Гридень» в плавучий док в Кронштадте. В августе 1873 года лодку установили в эллинг Нового Адмиралтейства для ремонта.

Поскольку Александровский предложил удлинить лодку на 10 футов, в связи с необходимостью крупной переделки ремонтные работы были приостановлены. К этому моменту интерес Морского Комитета к ней уже угас. В 1878 году эллинг потребовалось освободить и подводную лодку отправили в гребной порт.

В 1875 году Александровский выступил с предложением переделать лодку в «полуподводную» (заменив пневмомашину на паровую) и приспособить для стрельбы самодвижущимися минами (торпедами), но проект был отвергнут. Было вынесено решение, что лодка непригодна для военных действий, и ее превратили в спасательный понтон при минном отряде.

В сентябре 1901 года лодку Александровского разобрали на металлолом.

Как выглядела первая боевая подводная лодка

«Черепаха» выглядела как большая пузатая бочка высотой 1.8 метра и 0.9 метра в ширину.  Судно двигалось за счет гребных винтов, которые приводились в действие ногами пилота за счет механизма, напоминающего велосипедный. Погружалось и опускалось устройство благодаря насосу, который откачивал или наоборот закачивал воду в специальный резервуар. Стенки подводной лодки были сделаны из просмоленных дубовых брусьев, а завершала конструкцию бронзовая башенка с толстыми стеклами, через которые можно было хотя бы примерно угадывать очертания ближайших кораблей.

Ко дну «Черепахи» был пристегнут 90-килограммовый груз, который можно было сбросить в случае экстренного всплытия. Ориентироваться в пространстве, кроме как выглядывая из башни, можно было с помощью компаса и глубинометра. Самое забавное (и больше всего вызывающее сомнения) в описании «Черепахи» — это то, как именно обеспечивалось внутреннее освещение. Вешать в подлодке фонари было не самой удачной идеей – они просто сожгли бы весь кислород, который предназначался пилоту судна. Поэтому Дэвид пришел к совершенно стимпанковому решению и использовал фосфоресцирующие грибы. Они же сыграли не лучшую роль в работоспособности «Черепахи» — уже во время плавания обнаружилось, что грибы перестают мерцать, когда становится слишком холодно.

Разместиться в подводной лодке мог только один человек, так что ему пришлось быть и капитаном судна, и штурманом и минером и двигателем одновременно. Эту роль согласился исполнять Эзра Бушнелл, брат изобретателя. Он тренировался почти полгода, так что его можно назвать первым профессиональным моряком-подводником. В 1776 году, когда запахло жареным, а британцы готовились высадить десант, пришло его время. Но судьба распорядилась иначе: Эзра слег с лихорадкой и едва не умер, а Джордж Вашингтон лично распорядился поставить другого пилота и обучить его в кратчайшие сроки. Новым капитаном «Черепахи» стал сержант Эзра Ли, вызвавшийся добровольцем.

«Минога»: первая в мире дизель-электрическая подлодка

Появление проекта этой подводной лодки связано с опытом применения отечественных субмарин в Русско-японской войне 1904–1905 годов. Стало понятно, что обойтись одним типом подлодок небольшого водоизмещения и для охраны водного района, и для действий на коммуникациях противника невозможно, и потому Морской технический комитет распорядился о начале работ над лодками двух типов. Первый представлял собой крейсерские лодки с большим (350–400 тонн) водоизмещением, которые действовали бы в открытом море. А второй, с небольшим водоизмещением порядка 100–150 тонн, должен был выполнять охрану побережья. В качестве лодки второго типа и была спроектирована «Минога», создателем которой стал корабельный инженер Иван Бубнов — главный конструктор русских подводных лодок начала ХХ века. Именно ему пришла в голову мысль отказаться от пожароопасных бензиновых двигателей и установить на «Миногу» два мотора конструкции Рудольфа Дизеля, которые были более безопасными и эффективными. Установленные в одну линию и вращавшие один гребной вал, они обеспечивали лодке надводную скорость в 11 узлов, а под водой субмарина двигалась на традиционных уже электромоторах, питавшихся от аккумуляторов, со скоростью 5 узлов. Кроме дизельных двигателей, «Миногу» отличало еще одно новшество, тоже введенное по итогам Русско-японской войны, — трубчатые торпедные аппараты, размещенные внутри корпуса.

Подлодка «Минога» у достроечной стенки Балтийского завода

В октябре 1909 года «Минога» вошла в состав Балтийского флота и начала свою службу. Беспроблемной ее назвать нельзя: как и всякий первенец, лодка страдала изрядным количеством «детских болезней», которые осложняли ее применение. Да и опыта у русских подводников той поры было немного, что тоже не упрощало эксплуатацию лодки. Именно человеческий фактор и стал причиной самой крупной аварии в истории «Миноги». 23 марта (5 апреля) 1913 года из-за сигнальных флажков, попавших в клапан судовой вентиляции, лодка затонула вместе со всем экипажем — 22 человека. Правда, благодаря грамотным действиям команды все они остались живы, а лодку через несколько часов удалось поднять с 30-метровой глубины и вскоре вернуть в строй. Боевая служба «Миноги» была долгой: она успела принять участие в Первой мировой и Гражданской войнах, воевала на Балтике и Каспии, и только в 1925 году была списана и разделана на металл.

Когда поле боя далеко

Советская военно-морская концепция войны в предвоенный период предусматривала противостояние не с германским флотом, а с английским. Великобритания была последовательным союзником Польши, а именно этот западный сосед до конца 1930-х рассматривался в СССР как самый вероятный противник. Собственным военно-морским флотом, который представлял бы существенную силу, поляки не обладали, а вот британцы могли прийти им на помощь в случае военного конфликта с СССР.

Понимая, что на равных соперничать с британским «Хоум Флитом» невозможно, стратеги советского ВМФ приняли на вооружение тактику германских моряков Первой мировой войны: сделали ставку на подводные лодки. Неслучайно к концу 1930-х годов именно Советский Союз имел самые мощные подводные силы! На 1 января 1938 года в их составе числилось 150 субмарин, а на 22 июня 1941 года – до 218 подлодок. Сопоставимое число подводных лодок в 1939 году имела только Италия – 105 субмарин, у США было чуть меньше – 99. Германия к 1 сентября 1939 года располагала всего 57 подводными лодками, и на одну больше было субмарин у Великобритании.

Стратегия вероятной подводной войны против Британии имела только одно уязвимое место: автономность подводных лодок. Дизельные субмарины того времени вообще не отличались ни существенной дальностью плавания, ни способностью находиться долгое время вдали от баз. Потому-то уже во время войны немцам пришлось устраивать базы снабжения на своих торговых кораблях в нейтральных портах и создавать снабженческие подводные лодки, прозванные «дойными коровами».

Подобная проблема стояла и перед советскими моряками, причем она усугублялась дальностью наших баз от возможного театра боевых действий. Противостоять «Хоум Флиту» должны были подводные лодки Балтийского и Северного флотов, но им еще надо было дойти до Атлантики. Максимальная автономность советских субмарин той поры достигала 50 суток: таким внушительным по тем временам показателем обладали крейсерские подводные лодки типа «К». Но их начали строить только в 1936 году, заложив всего 12 кораблей. Самые многочисленные в советском флоте подлодки типа «М» – знаменитые «Малютки» – были фактически кораблями прибрежного действия: их автономность составляла всего семь суток.

Наилучшим соотношением дальности плавания и автономности к 1936 году обладали средние подлодки типа «Щ», или «Щуки». Они могли находиться вне родной гавани 20 суток, уходя на 2960 миль в надводном положении и преодолевая до 100 миль в подводном. И поскольку «Щуки» были еще и самыми многочисленными среди советских средних подлодок, начинать эксперименты с увеличением автономности плавания решено было именно с них.

Вооружение подводных лодок: ядерное и неядерное

Подводный запуск крылатой ракеты «Томагавк»

Первоначально атомные подводные лодки проектировались в качестве носителей стратегического ядерного вооружения: АПЛ должны были незаметно прорвать оборону вероятного противника и нанести неожиданный удар.

Баллистические ракеты АПЛ первого поколения несли моноблочную часть и не отличались большой дальностью и требовали надводный запуск на относительно спокойной воде (при отсутствии бокового ветра).

Лодки США несли по 16 носителей «Поларис» модификаций А1, А2, А3, «Посейдон» С3, «Трайдент 1» С4 с дальностью от 2200 км у А1 до 7400 км у С4. АПЛ Советского Союза несли по 3 ракеты Р-13, впоследствии замененными Р-21 с дальностью всего 650 км и 1420 км.

Пусковые установки баллистических ракет

Второе поколение АПЛ получило ракеты с разделяющейся головной частью (с 3 или с 7 блоками) количеством от 8 до 16 как в СССР, так и в США. Ранние советские ракеты этого поколения Р-29 получили дальность стрельбы 7800 км, более поздние экземпляры Р-29Р — 9000 км/6500 км (моноблок/разделяемая боеголовка).

Третье и четвертое поколение получило от 16 (проект 955) до 24 баллистических ракет (проект 941 «Акула», «Огайо») Р-29РМУ2 «Синева», Р-30 «Булава-30», UGM-133A «Трайдент II» с дальностью до 9-11 тыс. км.

Кроме баллистических ракет, ракетоносцы несут 4-6 торпедных аппаратов калибра 533 или 650 мм для самообороны и запуска специализированных средств: акустических буёв, мин, спецсредств.

Схема подводного запуска баллистической ракеты с подводной лодки типа «Огайо»

Неядерное (условно, многие управляемые боеприпасы имеют или имели разработанную ядерную боеголовку) вооружение атомных лодок с ранних этапов было представлено как торпедами средних и больших калибров, так и крылатыми ракетами.

«Аметист» и «Малахит» в шахтах стали первым оружием, запускаемым из-под воды. Сегодня их заменяют «Гарпун», «Томагавк» («Сифвулф») и «Калибр», «Оникс», «Циркон» (российские лодки проекта 855 «Ясень»).

Интересно: знаменитые российские низколетящие гиперзвуковые ракеты создавались именно для подводных лодок и сначала предназначались для уничтожения кораблей.

Запуск баллистической ракеты UGM-133 Trident-II

Начиная с четвертого поколения АПЛ-охотников оснастили универсальными пусковыми устройствами с барабанными «магазинами» для запуска торпед, крылатых ракет, а так же ракет класса «поверхность-поверхность».

Им на смену приходят унифицированные варианты для упрощенного запуска из торпедных аппаратов: двигатель ракеты при таком запуске включается далеко от АПЛ, а первая стадия запуска происходит как у торпеды, сжатым воздухом.

«Краб»: первый в мире подводный минный заградитель

Русскому флоту принадлежит первенство в боевом применении морских мин: 8 июня 1855 года на минной банке, выставленной в Финском заливе, подорвался английский пароходофрегат «Мерлин». И вполне закономерно, что первенство в области постройки подводных минных заградителей тоже принадлежит России. Идея создания такой подлодки родилась из желания, чтобы постановка мин оставалась тайной для противника, ведь до начала ХХ века их ставили с надводных кораблей, и это можно было легко отследить, а значит, хотя бы примерно догадаться, где выставлено заграждение. Кроме того, использовать такой метод можно было только в собственных водах. Подводная же постановка была лишена этих недостатков, а значит, делала минное оружие более эффективным. С этой мыслью русский инженер Михаил Налетов, участвовавший в обороне Порт-Артура, еще в 1904 году построил свой первый экспериментальный подводный минный заградитель, который пришлось уничтожить перед сдачей порта. Но в 1906 году он представил новый, более современный проект заградителя, и после доработки в 1908 году началось его строительство на заводе «Наваль» в Николаеве.

Подводные лодки «Минога» (на переднем плане) и «Акула» у достроечной стенки Балтийского завода, 1908 год

9 (22) августа 1912 года лодка получила собственное имя «Краб», а через три дня ее спустили на воду. Почти два года ушло на достройку и доделку подводного минного заградителя. В мае 1915 года «Краб» на испытаниях выставил в подводном положении 49 мин, а в конце июня впервые совершил постановку мин в боевой обстановке, и на этом заграждении подорвалась турецкая канонерка. Второй боевой поход лодка совершила в июле 1916 года, а всего до конца Первой мировой войны субмарина совершила четыре боевых похода. Но осенью того же года лодка встала на длительный ремонт с заменой керосиновых моторов на дизели и больше в море не выходила. 26 апреля 1919 года по приказу британского командования «Краб» был затоплен на внешнем рейде Севастополя, а поднять его удалось только в 1935 году. И хотя Михаил Налетов представил проект восстановления и модернизации своего минного заградителя, лодку просто сдали на разделку: к тому времени в советском флоте уже было немало более современных наследников «Краба».

Подводные лодки

Атомные ПЛ

Атомные ПЛ

С баллистическими ракетами

Проект 667БДР

Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-44 «Рязань»Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-211 «Петропавловск-Камчатский»Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-223 «Подольск»Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-433 «Святой Георгий Победоносец»Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-506 «Зеленоград»

Проект 667БДРМ

Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-51 «Верхотурье»Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-84 «Екатеринбург»Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-18 «Карелия»Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-117 «Брянск»Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-407 «Новомосковск»Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения К-114 «Тула»

Проект 941

Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения «Дмитрий Донской»Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения ТК-17 «Архангельск»Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения ТК-20 «Северсталь»

Проект 955

Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения «Юрий Долгорукий»Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения «Александр Невский»Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения «Владимир Мономах»

Атомный ракетный подводный крейсер стратегического назначения «Князь Владимир»

С крылатыми ракетами

Проект 949А

Атомная подводная лодка К-119 «Воронеж»Атомная подводная лодка К-266 «Орел»Атомная подводная лодка К-410 «Смоленск»Атомная подводная лодка К-456 «Тверь»Атомная подводная лодка К-132 «Иркутск»Атомная подводная лодка К-186 «Омск»Атомная подводная лодка К-150 «Томск»Атомная подводная лодка К-442 «Челябинск»

С ракетно-торпедным вооружением

Проект 671РТМК

Атомная подводная лодка «Даниил Московский»Атомная подводная лодка «Тамбов»Атомная подводная лодка Б-138 «Обнинск»Атомная подводная лодка Б-388 «Петрозаводск»

Проект 971

Атомная подводная лодка К-157 «Вепрь»Атомная подводная лодка К-295 «Самара»Атомная подводная лодка К-317 «Пантера»Атомная подводная лодка К-461 «Волк»Атомная подводная лодка К-331 «Магадан»Атомная подводная лодка К-328 «Леопард»Атомная подводная лодка К-154 «Тигр»Атомная подводная лодка К-419 «Кузбасс»Атомная подводная лодка К-263 «Барнаул»Атомная подводная лодка К-391 «Братск»Атомная подводная лодка К-322 «Кашалот»

Атомная подводная лодка К-335 «Гепард»

АС-31

Атомные подводные лодки специального назначения

КС-129 «Оренбург»

Дизельные ПЛ

Проект 877

Дизельная подводная лодка Б-187 «Комсомольск-на-Амуре»Дизельная подводная лодка Б-394 «Нурлат»Дизельная подводная лодка Б-445 «Святой Николай Чудотворец»Дизельная подводная лодка Б-459 «Владикавказ»Дизельная подводная лодка Б-402 «Вологда»Дизельная подводная лодка Б-190 «Краснокаменск»Дизельная подводная лодка Б-177 «Липецк»Дизельная подводная лодка Б-471 «Магнитогорск»Дизельная подводная лодка Б-345 «Могоча»Дизельная подводная лодка Б-401 «Новосибирск»Дизельная подводная лодка Б-260 «Чита»Дизельная подводная лодка Б-808 «Ярославль»Дизельная подводная лодка Б-806 «Дмитров»Дизельная подводная лодка Б-227 «Выборг»Дизельная подводная лодка Б-494 «Усть-Большерецк»Дизельная подводная лодка Б-464 «Усть-Камчатск»

Проект 677 «Лада»

Дизель-электрическая подводная лодка Б-585 «Санкт-Петербург»Дизель-электрическая подводная лодка «Кронштадт»

Проект 636.3

Дизель-электрическая подводная лодка «Новороссийск»Дизель-электрическая подводная лодка «Ростов-на-Дону»Дизель-электрическая подводная лодка «Старый Оскол»Дизель-электрическая подводная лодка «Краснодар»Дизель-электрическая подводная лодка «Великий Новгород»Дизель-электрическая подводная лодка «Колпино»Дизель-электрическая подводная лодка «Петропавловск-Камчатский»Дизель-электрическая подводная лодка «Волхов»Дизель-электрическая подводная лодка «Магадан»

Создание и испытание первой русской подлодки

В январе 1720 года Ефим Прокопьевич прибыл в Петербург. Встретившись с императором с глазу на глаз, он более подробно рассказал о своей подводной лодке. Император же повелел никому о ней не говорить, но немедленно начать строить. Назначив Никонова «мастером потаённых судов», Пётр I дал ему в помощники лучших мастеровых с петербургских верфей. И в начале февраля того же года закипела работа.

Уже в марте было создано первое потаённое судно. Длина его была не более шести метров, а высота — не более двух. Своей формой подлодка напоминала плоскодонку, но имеющую герметичную верхнюю палубу. Сверху корпуса располагалась шлюзовая камера. Предполагалось, что через неё смогут выходить водолазы для совершения диверсий. Кстати, Никонов разработал и конструкцию водолазного костюма — одного из первых в мире. На борту лодки должна была располагаться «огненная труба» — огнестрельное оружие. Но первый экземпляр обошёлся без установки оружия. Двигателя подводная лодка на тот момент не имела. В движение она приводилась вёслами. Однако первое испытание подлодки Петра I пришлось отложить на целых три года.

Наконец в 1724 году подлодку спустили на воду. Перекрестившись, Никонов и четыре его помощника задраили люк. Подлодка погрузилась в пучину Невы, набрав в специальные кожаные мешки воды. Пару минут всё шло хорошо, но вскоре едва не случилась катастрофа.

«Примитивная технология»

Длина «Ханли» была 12 метров, ширина — 1.2. Внутри, согнувшись, располагался экипаж: 7 матросов и капитан. Пока командир управлял устройством, держа штурвал и дергая рычаги, остальные крутили вал, который вращал гребной винт. Для первой подводной лодки такая примитивная конструкция подходила лучше «высокотехнологичных» паровых и электрических двигателей. Хорас Ханли экспериментировал с ними, но отказался из-за ненадежности.

Предполагалось, что большую часть времени лодка будет плыть, слегка высовываясь над поверхностью. Погружаться и подниматься в толще воды ей помогали цистерны, которые служили балластом: закачивая и откачивая воду, матросы могли менять глубину. В крайнем случае они могли отвинтить прикрепленный снизу металлический балласт и экстренно всплыть. Потопить же вражеское судно предполагалось с помощью мины.

Мина была обычной бомбой на шесте, начиненной 40 килограммами черного пороха. Субмарина просто подплывала к кораблю противника и таранила его этим шестом. Чистейшее самоубийство! Но от моряков-добровольцев не было отбоя — они рвались войти в историю. 15 октября 1863 года во время очередного испытания подводная лодка снова утонула, на этот раз унеся жизнь самого Ханли. Субмарину снова достали на поверхность и ввели в строй, а изобретателя похоронили с почестями на родине. 

«Черепаха» Бушнелла

В 1775 году американец Дэвид Бушнелл создал проект боевой подводной лодки, получившей название «Черепаха». Длина судна составляла 2,3 м, высота — 1,8 м, ширина — 0,9 м. Корпус представлял собой две деревянные раковины, покрытые дёгтем. Погружение и всплытие обеспечивалось работой ручного насоса, который закачивал и выкачивал воду (которая использовалась в качества балласта) из резервуаров, передвижение — благодаря винтам, приводимым в движение мускульной силой. Кроме того, под корпусом лодки помещался свинцовый отрывной груз, служащий балластом и используемый для аварийного всплытия.

Подводная лодка была рассчитана на одного человека. Запас воздуха для дыхания был рассчитан на полчаса подводного плавания.

Бушнелл, доказавший, что порох взрывается под водой, создал бомбу с часовым механизмом, и с помощью двух своих изобретений намеревался атаковать английские корабли, блокировавшие бухту Нью-Йорка во время Войны за независимость.

7 сентября 1776 года сержант-доброволец Эзра Ли на «Черепахе» пытался атаковать британский флагман, однако не смог прикрепить мину к борту судна.

При второй попытке атаки английские корабли обнаружили буксирующее «Черепаху» судно, уничтожив и его, и субмарину.

Реконструкция «Черепахи». Royal Navy Submarine Museum (Госпорт, Великобритания) Фото: Commons.wikimedia.org

Первые подводные лодки

Первые проекты подводных лодок были разработаны ещё в XVII в. Это были герметично закрытые бочки, внутри которых находился экипаж и ёмкости, заполняемые водой, – балластные цистерны. Для того чтобы погрузиться под воду, подводная лодка должна была затопить цистерны, а для всплытия выпустить воду из них. Основная проблема была с двигателем и движителем.

Ранние изобретатели «потаённого судна» предлагали различные ласты, вёсла, спирали Архимеда, приводимые в движение мускульной силой. Конечно, сейчас это выглядит забавным, но первое боевое применение подводной лодки относится к концу XVIII в. Тогда, 6 сентября 1776 г., во время Войны за независимость в США, американский солдат Эзра Ли вышел в дельту рек Гудзон и Ист-Ривер на подводной лодке «Черепаха» конструкции инженера Д. Бушнелла. Лодка приводилась в движение вручную: Ли вращал движитель в виде архимедовой спирали. Вооружение «Черепахи» состояло из мощной мины, которую с помощью буравчика нужно было закрепить на корпусе флагманского линкора «Игл», стоявшего на якоре. Затея провалилась: корпус корабля был окован медью, а яйцевидное судёнышко нещадно трепали течения. Хорошо, что обошлось без жертв.

Подводная лодка «Черепаха»

Почти на пару столетий о подводных лодках, как о боевом оружии, забыли. Следует, правда, упомянуть, что проблема приведения подводного корабля в движение очень сложна: ведь и паровая машина, и двигатель внутреннего сгорания нуждаются в атмосферном кислороде и в выхлопных трубах, поэтому необходимо было дождаться появления «правильных» силовых установок. Например, великий изобретатель Р. Фултон, «отец» парохода, наглядно продемонстрировал боевые свойства подводного корабля «Наутилус», взорвав цель буксируемой миной в 1800 г. Его «Наутилус» двигался над водой под парусом, а в погружённом положении – с помощью педального привода, как велосипед.

Отдельно следовало рассмотреть вооружение подводной лодки. Ведь никто и не мог подумать поначалу, что «потаённое» судно сможет что-то большее, чем таранить вражеские суда из-под воды.

Подводная лодка конструкции русского инженера К. А. Шильдера имела велосипедный привод

Французский географ и писатель, классик приключенческой литературы, один из основоположников научной фантастики Жюль Верн снабдил свой «Наутилус» всего лишь тараном, причём некоторые переводчики ставили его в носу «Наутилуса», а некоторые – на спине. Когда Жюль Верн узнал об изобретении торпеды, то он в панике бегал по Парижу, скупая свой роман, надеясь его уничтожить и переписать заново. И только с появлением электрического мотора, перископа – оптического прибора наблюдения из-под воды – и торпед подводная лодка перестала быть жалкой «лодкой» и превратилась в полноценный подводный корабль – субмарину.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector